Сверхмузыка_смежный бизнес

Первый полноформатный альбом, выпущен в 2006 году тиражом 1000 экземпляров.

Обложка альбома

  1. Марш профессионалов
  2. У нас длинные руки MP3
  3. Человек-паук MP3
  4. Автобиография
  5. Циркониевый браслет
  6. Протестую!
  7. Время жить и время умирать
  8. Инопланетянин
  9. Пенитенциарное буги
  10. Бивис и Баттхед
  11. Жорж Нива Солженицын
  12. Дайте, пожалуйста, скальпель!
  13. Нежный, денежный, надёжный
  14. Сергей Бубка (бонус № 1)
  15. Здравствуй, полюс (бонус № 2)

Михаил Татаринцев — гитара, вокал, Александр Иванов — гитара, Денис Январёв — программирование.

Звукорежиссура и звукозапись — Андрей «Крустер» Лебедев на студии «Мастер».

Марш профессионалов

По углам густо стелется холод,
И рассвет не прогнал темноту —
Свет включу… Снова утренний голод
Утолить не успею. Пойду —

Сеть кварталов. Цвет белый да чёрный
Сыпью снега подбелен слегка.
Хлещет ветер — по-зимнему вздорный…
С наступающим утром, Москва!

Я не молод — но всё же уверен:
На себя не прикрикну: «Беги!» —
Когда выйдут навстречу те звери,
У которых всего две ноги.

Их оскал — равнодушно-брезгливый;
Нервы — крепче гитарной струны…
Не стесняйся отбить ему ливер:
Тут как в джунглях — они или мы!

…Дарят годы сиденья в засаде
Бесконечные сети морщин,
Сотни шрамов, царапин и ссадин —
Но они только красят мужчин —

Тех, что рядом со мной спозаранок
Собрались бы и в сто непогод —
Обеспечить закон и порядок,
Распоясанным дать укорот!..

…Покурили? На линию, братцы!
Шум протекторов… Выхлопов вонь…
Только б тише к нему подобраться…
Так, заходим…
— Билетный контроль!

Зверь двуногий — умишком короткий:
То пропьёт свой запас, то — проест;
Только мы свой закон помним чётко
И научим платить за проезд!..

…Когда вечер закутает город,
Возвращаясь, споём на ходу:
«По углам густо стелется холод,
И рассвет не прогнал темноту…»

У нас длинные руки

Вы можете поехать на праздники к знакомым,
Вы можете пожертвовать денег для бездомных,
Вы можете курить на балконе от скуки —
Но учтите:
У нас длинные руки!

Вы можете размякнуть в финской сауне
Вы можете отдать выходные семье
Вы можете продать вельветовые брюки —
Но учтите:
У нас длинные руки!

Вы можете ставить на экспрессы и парки,
Вы можете ходить по реке на байдарке,
Вы можете сдержаться и взять себя в руки —
Но учтите:
У нас длинные руки!
У нас длинные руки!
У нас длинные руки!
У нас длинные руки!

Человек-паук

За стеной раздался
Неприятный звук —
В раме показался
Человек-паук,
Человек-паук,
Человек-паук!

Под покровом ночи
Взгляд его горит
Все чего захочет
С вами сотворит —
Свастикой грозит,
Свастикой грозит!

…Мы не выбирали
Правила игры —
Доставайте грабли,
Вёдра и багры —
Все за топоры!
Все за топоры!

Хватит же боятся!
Сколько нам терпеть?!
Если всем собраться —
Чудищу конец!
Время ещё есть!
Время ещё есть!

Автобиография

Я родился в пожарной машине.
Там же рос, набираясь ума.
Приготовив уроки в кабине,
До утра брансбойтах дремал…

…Суп из тыквы. И чай из моркови.
Каждый — позже других приходил…
Лишь один композитор Прокофьев
Из портрета за мною следил…

Но, как только диспетчер отыщет
Возгоранье, поджог или взрыв,
Неспокойное наше жилище
Выезжает, сиренами взвыв…

В этой нервной, больной обстановке
Дни текут огневою рекой —
Я, запомнив одну остановку,
Каждый раз выхожу на другой…

Много улиц должно примелькаться,
Но запомнятся те для меня,
Где, как чайки, вороны кружатся
Над порывистым штормом огня…

Где известна мне сила другая,
Направленье и вектор другой:
Со свирепой стихией играя,
Он её усмиряет водой —

Вот мелькают брансбойты и маски
На друзьях и соседях моих,
И пожар, словно змей в страшной сказке,
В тот же час, конвульсируя, стих…

Отдыхать! Всем отбой — три-четыре —
Маршируем дорогою сна.
И до новой тревоги в квартире
Тишина, тишина, тишина…

Годы шли, соревнуясь с прогрессом,
Нищета порастала быльём —
И тогда на «Рено» с «Мерседесом»
Разменяли мы наше жильё.

Я зажил широко и привольно:
Под сиденья кожевенный хруст
На «торпедо» смеётся довольно
Композитора Дворжака бюст.

Не дает мне приказов диспетчер,
И исчезли с петлиц щит и меч —
Почему же тогда каждый вечер
Мне неймется хоть что-то поджечь?!

…Вот огонь через двери и рамы
По маршруту ползёт своему —
Но героем шекспировской драмы
Я пути преграждаю ему:

Ноль один! — Вызываю дружины,
Помогаю собрать водомёт…
Кто родился в пожарной машине,
Тот меня, безусловно, поймёт!

Ну, а если возможности нету
Вспомнить детство — хоть криком кричи! —
Я смотрю на свою сигарету,
На горящую точку в ночи…

Циркониевый браслет

Я готов позабыть
Многое
Я готов претерпеть
Старое
Пусть начальница мучит амурской тигрицей
Я готов пролежать сколько надо в больнице —
Но перестаньте глумиться над тем, что вам дал Кикабидзе!

Мне не надо секретов
Юности
Ни к чему стимуляторы
Бодрости
И пускай в магазинах исчезнет пицца,
И пускай моих книг не читают в Ницце —
Но не забудьте того, что сказал нам Вахтанг Кикабидзе!

Мы отключим мобильные
Рации
Втопчем в жидкую грязь
Ассигнации
Я готов слушать сутки певицу Азизу,
Я согласен забыть про шенгенскую визу —
Но берегите всё то, что нам вверил Вахтанг Кикабидзе!

Протестую!

Вытащу пробку из ванны с шампанским,
Брошу об пол бутерброд с балыком,
Если в палате судей мексиканских
Нравственность в брюхо пыряют клинком!

Снова в шелковых кроватях не спится,
Терпкий «Камю» стал мне горек, как йод —
Если Тайвань укрепляет границы,
Если насилие в Штатах растёт!

Вновь я на вкус разбавляю «Черутти»
В спорах с моим психиатром-врачом:
Без перерыва куётся в Бейруте
Мирная жизнь — то огнём, то мечом!

Выгнал жену. Да, поехала крыша —
Я не мужчина. Мне гадок бордель,
Если опять на Карибском затишьи
Точит мачете кровавый Фидель!

Бью молотком по глазам «Мерседеса»,
Режу покрышки машине моей:
Хищные люди в эпоху прогресса
Сильно повывели редких зверей!

Тут меня спросят: чего ж тебе надо?
Надо, чтоб вы оставались людьми!
Я перестал бы — поверьте, ребята! —
Лёжа в углу, коротать свои дни…

Время жить и время умирать

Es wollt ein Mädel früh aufstehn
Drei Viertel Stund vor acht
Es wollt ein Mädel früh aufstehn
Drei Viertel Stund vor acht
Mädchen willst du Brombeern pflucken
Halihalo ja pflucken
Rief ihr des Fösters Sohn

Zeit zu leben
Zeit zu sterben
Zeit zu leben
Zeit zu sterben

Ein Heller und ein Batzen
Die Waren beide mein
Der Heller ward zum Wasser
Der Batzen ward zum Wein
Die Wirtsleut und die Mädel
Die rufen beid o weh, o weh
Die Wirtsleut wenn ich komme
Die Mädel wenn ich geh

Zeit zu leben
Zeit zu sterben
Zeit zu leben
Zeit zu sterben

Der Förster und die Tochter
Die schießen beide gut
Der Förster und die Tochter
Die schießen beide gut
Der Förster schoss die Hirschelein
Die Tochter schoss die Burschelein
Wohl in das junge Herz hinein
Wohl in das junge Herz hinein

Zeit zu leben
Zeit zu sterben
Zeit zu leben
Zeit zu sterben

Инопланетянин

Инопланетный гость Жеглов
Искал своих собратьев,
Мяучащих из-за углов
Кошачьей чёрной ратью —

Они мечтают много лет
Всех уничтожить разом,
Да вот пока у банды нет
Инструкций и приказов…

И, приняв облик сыскаря
Убойного отдела,
Жеглов всё ищет главаря
Чтоб рассказать, что делать.

Он так использует людей —
Солдат и офицеров —
Что оказалась в один день
Вся банда под прицелом…

— Стволы на снег! —
Открыт подвал.
Кто зло сопит, кто ноет —
Навстречу Глебу зашагал
Горбатый гуманоид.

Он импульс разумом послал:
— Мы встретились, как братья —
Я столько лет тебе мечтал
Раскрыть свои объятья…

Жеглов остановил его
Телепатичным взглядом:
— Не надо. Встретимся в сизо —
Там перетрём, как надо…

Но среди них, губя людей,
Лабазы и квартиры,
Земной скрывался лиходей
В костюме дезертира.

Он был с неглупой головой —
Не хуже этих, с неба —
И, всё поняв, толкнув конвой,
Рванул от них по снегу…

…И, чтоб войны не допустить
За мировой порядок,
Жеглов решил ему всадить
Заряд промеж лопаток!

Пенитенциарное буги

Голова опять распухла,
Аура насквозь протухла
Сном
Разъело мозга винил.

Мой дружок сидит в «Матроске»,
На допросах шутит плоско —
Он
Кому-то морду набил.

Вот накаркали вороны —
Как превысил оборону,
Так —
Под руки белые…

На свидание поеду,
Пресли привезу кассету —
Да!
Мы всех их сделаем!

Пусть тюремным телеграфом
Отошлёт по всем баракам —
Вот
Так и сожжём мосты!

Пусть плюются септ-аккорды
Вертухаям точно в морды
От
Москвы до Воркуты!

Пусть запляшет шейк Бутырка,
Отбивая на бутылках
Ритм
Сорок девятых годов!

Пусть в Крестах поют за нами,
Лупят в двери сапогами
И
Качают крыши ментов!

Рассчитайся по порядку
Рок-н-ролльная присядка,
Не-
Легальный хоровод!

Весь разнуздан и опасен —
Всем, кто с нами не согласен,
Пе-
Репонки разорвёт!

Если ты, таксист, не против,
Литр бренди мы проглотим
Сно-
Ва врежем рок-н-ролл!

Много песен, много граней
Собирается в стакане,
Но —
Диверсию провёл!

Бивис и Баттхед

Вас бросили в грязь, притоптав каблуком —
Судьба беспризорных, удел сорняков —
И, чудом минуя ущелья во ржи,
Вы снова и снова цеплялись за жизнь,
Бивис и Баттхед,
Бивис и Баттхед,
Бивис и Баттхед!

Пусть вас ограждает запретов стена,
И пусть ваша жизнь никому не важна —
Под сотней закрытых дверей и окон,
Как два стебелька, проросли сквозь бетон,
Бивис и Баттхед,
Бивис и Баттхед,
Бивис и Баттхед!

Четырнадцать вёсен, четырнадцать лет
Всё странствуют, ищут тепла по земле,
Чтоб жизни спираль натянуть, словно нить —
Оставить потомство, движенье продлить,
Бивис и Баттхед,
Бивис и Баттхед,
Бивис и Баттхед!

Жорж Нива Солженицын

Съезжает с катушек вечерняя осень.
Деревья царапают листьями стёкла.
Большое окно, поглощённое тьмою,
За окнами стол и настольная лампа,

А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.

И в комнату входит старик Солженицын.
И брат его кровный — пока Солженицын.
А следом за ними — ещё Солженицын.
А на диване сидит Солженицын.

А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.

На стенке повешен ситар шестиструнный.
В свободное время на нём каждый играет.
Нельзя, брат, на этой земле без ситара.
А за столом сидит Солженицын.

А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.
А за столом сидит Солженицын.

Дайте, пожалуйста, скальпель!

Трудовую листал — то шофёр, то физрук,
Переводчик, снабженец, теперь вот — хирург.
Что сначала не знал — то на месте поймёшь.
Довели, понимаешь — схватился за нож —

Мне не надо вносить благодарности в табель,
Я для храбрости принял четырнадцать капель —
Скальпель!
Дайте, пожалуйста, скальпель!
Скальпель!
Дайте, пожалуйста, скальпель!

Я все годы прожил в безработной стране,
Я порвал себе жил, потощал, постройнел —
Тут возьмешься за всё, если выбора нет —
Так что дайте халат и поправьте мне свет —

Мне не надо вносить благодарности в табель,
Я для храбрости принял четырнадцать капель —
Скальпель!
Дайте, пожалуйста, скальпель!
Скальпель!
Дайте, пожалуйста, скальпель!

Нежный, денежный, надёжный

Здравствуйте. Меня зовут Михаил.
Я только хотел сказать,
Что не нуждаюсь в Ваших услугах.

Надёжный, недужный, надежда — недуг
Вокруг
Два плюса на один минус —
Но минус тяжёл:
Если нежный и денежный, то ненадёжный
Если надёжный и нежный, то не денежный,
Если надёжный и денежный, то не нежный
Почему нельзя всё и сразу:
Нежный, денежный, надёжный
Нежный, денежный, надёжный

Добрый вечер. Извините, что поздно.
Да нет, я по другому вопросу:
Не надо обо мне хлопотать.

Человек, ставший великим благодаря жене,
Не боится никого, кроме жены
Я не артист, и я не велик —
Я всех боюсь, кроме жены —
Нежной, денежной, надёжной
Нежной, денежной, надёжной

Доброе, доброе. А я не надолго.
Так. Зарубите, наконец, себе на носу:
Не нужно навязывать мне свою помощь.

За нами не страшно —
Ведь наши плечи
Не плачут нище
Не смотрят выше
Нежных, денежных, надёжных…

Алло? Да, это я.
Вот именно это я и хочу сказать:
Мне Ваших денег не нужно!

Сергей Бубка

Рано утром встав пораньше,
Верный свой костюм надевши,
Адидасовы кроссовки
Начинает ловко прыгать
Милый, славный прыгунище
Пресловутый Сергей Бубка
Он рекорды покоряет,
Как никто не покоряет.

Американские спортсмены
Отравить решили Бубку.
Чтобы кубок заграбастать,
Кучу денег заработать —
Накупили сладких кремов,
Пирожков ванильных с жиром
И, налив туда стрихнину,
Угостить решили Бубку.

«Я ем только витамины», —
отвечал им Бубка хмуро.
В грязь пирожные затопав,
Стадион забрызгав кремом.
Долго грызли себе локти
Американские спортсмены
И немного поразмыслив
Подпилили Бубке палку.

Вскоре игры доброй воли
Американцы учредили.
Бубка наш не волновался,
Выпил допинга стаканчик —
Сразу как-то полегчало,
И запрыгалось резвее,
Только вот вокруг мелькали
Настороженные лица.

Вдруг американец, падло,
Бубке дал плохую палку.
Бубка, бедный, разогнался —
Да тут палка и сломалась.
Бубка крепко разозлился,
Разогнался он без палки,
Да как прыгнет на шесть метров
В высоту без этой палки!

Репортёры набежали,
Поздравляют Бубку нашу,
Ну, а Бубка взял свой кубок
И отдал голодным детям!

Здравствуй, полюс

Мне мозги зашкалит,
Если сон приснится,
Где Валерий Чкалов
Ввысь летит, как птица
Ночь тоскливым воем
Боль моя пронзает.
Буду я героем —
Обо мне узнают!
Согласитесь, что-то
Все же в нас похоже:
Он уходит в штопор,
Я порою тоже!
Я кричу и вою:
Чкалов был героем!

Чкалов
Был героем
Чкалов
Был героем

Пусть уносят крышу
Скверные приметы —
Обо мне напишут
Завтра все газеты
Много вас, героев,
Строгих и могучих —
Только я устрою
Кое-что покруче:
Наточу лопату
И топор туристский,
Чтобы взять захватом
Лайнер пассажирский —
Хоть по всей равнине
Начинайте поиск,
Я угнал машину,
Чтобы сесть на полюс!

Полюс!
Здравствуй, полюс!
Полюс!
Здравствуй, полюс!